Домой Красота Ты — самая лучшая!

Ты — самая лучшая!

36
0
Реклама
Ты - самая лучшая!

Фото: Inspirestock International (Exclusive Contributor)/Rusmediabank.ru

Супружеская измена — можно ли простить и все забыть? В таких ситуациях нет рецептов, каждый решает сам. Вот и Светлане пришлось выбирать…

Светлана брела по тротуару, усыпанному сбитыми с деревьев ветром и дождём мокрыми желтыми листьями. Ей казалось — оторванные с ветвей листья такие же несчастные и неприкаянные, как она.

Невольно женщина принялась сравнивать себя с бесприютными листьями. Подумалось: «Ещё вчера эти листочки крепко держались за ветви деревьев, а сегодня мокрые и никому не нужные валяются под ногами прохожих. Вот и моя семейная жизнь рухнула в одну минуту. Нет, конечно, я лукавлю. Все девятнадцать лет совместной жизни с Алексом я подсознательно была готова узнать о его измене. Мужики они ведь такие. Но, как же это больно… Когда-то мне казалось, что с изменой можно будет справиться, простить мужа. Не он первый. Но это так больно, обидно. Тем более как он мог променять меня на эту безмозглую дрянь?»

Слёзы навернулись на глаза. Светлана ниже опустила голову, пряча от редких прохожих свои страдания. Неожиданно для себя женщина свернула с тротуара в парк. Она никогда не гуляла по парку одна. Никогда. Иногда прохаживалась с подругой по его аллеям в праздничные дни, когда парк превращался в ярмарочный городок. Когда-то давным-давно они вместе с Алексом смотрели праздничный концерт на парковой сценической площадке. Сколько лет прошло с тех пор! Светлану поразило неожиданное воспоминание. Она осознала — после давнего праздничного дня она больше никогда не прогуливалась с мужем по городу просто так. Нет, разумеется, совместные выходы были: по магазинам, или в компании друзей. Но вдвоём просто так под настроение они никогда не гуляли. Всегда находились причины. То ли плохая погода, то ли усталость, то ли неважное самочувствие — отговорка у мужа всегда находилась. Добросердечная Света поначалу списывала всё на работу мужа, забирающую большую часть его времени, потом на лень располневшего Алекса, искренне волновалась за его здоровье, пыталась вытянуть из дома по вечерам или в выходные. Но все попытки терпели крах.

Свободное время Алекса забирали друзья-коллеги. Совместная работа плавно перетекала в отдых в бане, посиделки на даче, празднования бесконечных дней рождений. Жёнам редко находилось место в этих развлечениях. Их удел — ожидать уставших мужей домой, кормить вкусным ужином, выслушивать тирады о своей несостоятельности, а потом, если повезет, уговорить прилечь поспать. Но чаще уговоры заканчивались скандальными выяснениями отношений, а затем Алекс требовал внимания к своей персоне. К несчастью, алкоголь не усыплял его, а наоборот «развязывал язык». Он мог ночь напролет нести околесицу, которую жена должна беспрекословно слушать и не перечить!

Мысли о неправильности их семейной жизни часто приходили в голову Светланы. Однако что-то менять у нее не хватало смелости. Странно, на работе ей приходилось принимать жесткие и быстрые решения, в её подчинении находились почти полсотни человек, а дома она не могла поставить на место одного-единственного! Беззвучно поплакав после очередного выходного или праздника, она успокаивала себя тем, что у многих коллег по работе не было такой шикарной квартиры, как у нее, золотых украшений, подаренных щедрым, не смотря на дурной нрав, мужем. А ежегодные поездки в заморские страны? Не каждой жене так везёт.

Результатом подобных рассуждений были затянутые в не развязывающийся узел нервы, покорное услужливое поведение, боязнь лишний раз прогневить своего царька, что в конце концов явилось толчком к бесконечным расстройствам её здоровья, подорванное множественными попытками зачать ребёнка.

…Ребёнок. Он был её болью и бедой. Невозможность забеременеть сводила Светлану с ума. Испробовав все возможные способы современной медицины и не получив долгожданного результата, Светлана впала в депрессию, потянувшую за собой болезни, нарастающие как снежный ком.

Муж переживал за неё, навещал в больницах, приносил собственноручно приготовленные блюда, звонил по мобильному. Впрочем, искренняя забота о больной жене не помешала Алексу увлечься недалекой, но зато яркой, улыбчивой, быстрой, как метла, Томой, Томчиком, как ласково звал Алекс новую подружку. Светлана, занятая восстановлением здоровья, не догадывалась о сопернице. Но однажды в её квартире появилась миниатюрная крашеная блондинка. Самое ужасное — она вошла в дом вместе с пьяным Алексом, который царским жестом пригласил большеглазую красотку пройти в его апартаменты и чувствовать себя как дома. Светлана с недоумением смотрела на парочку.

— Светка, не стой, как истукан. Ты мне надоела, старуха. Я женюсь на моем Томчике. Иди сюда, моя красотка, — пьяным голосом произнес Алекс и притянул за короткую игривую юбку Томчика под свой толстый бок.

Сначала Светлана всё восприняла как пьяный бред. Но Томчик, пройдясь по квартире, вполне серьезно сообщила, что они с Алексом устали прятаться и решили жить вместе. Здесь.

— А я? — задала резонный вопрос брошенная жена.

Томчик неопределенно пожала плечами.

Светлана с содроганием вспоминала подробности вчерашнего вечера, выяснение отношений с протрезвевшим супругом. Оказалось, она жена — хуже некуда! Вечно недовольная, нудная, да еще насквозь больная… Вот Томчик — другое дело! Даже двое её детей не мешают ей оставаться обольстительной и желанной! Алекс был настроен решительно — Томчик сегодня же остаётся с ним! Его плану помешал супруг Томчика, неожиданно явившийся к ним, причем не один, а с детьми — мальчиками-двойняшками лет пяти.

Светлане казалось все происходящее каким-то дурным фильмом. Супруг Томчика, мужчина восточных кровей, почему-то взывал не к совести жены, а к Светлане:

— Прошу тебя, женщина, заклинаю — забери своего мужа, пусть Томочка идет домой. Ведь у нас же дети!

Дети все это время стояли смирно возле отца.

— Забирайте свою Томочку и уходите, — устало произнесла Светлана.

— Не командуй! — крикнул Алекс. – Ишь, голос прорезался! Томчик остается со мной.

— А дети? — спросил мужчина.

— Будут в гости приходить. Правда, Томчик?

Блондинке такой расклад не очень понравился:

— Алекс, это же мои дети, они должны быть с нами.

— Томчик, все решим, но не сегодня. Пусть сейчас идут домой.

— Томочка, опомнись! — бросился к красотке одинокий отец. — Пойдем домой!

Томчик внимательно посмотрела на Алекса и твердым голосом произнесла:

— Или дети с нами, или я ухожу!

Алекс остолбенел от такого произвола: его не слушают, ему ставят условия! Не сдержавшись, крикнул:

— Да пошла ты со своим выводком!

— Сам пошёл, козёл старый! — визгливо закричала недавняя пассия и выскочила за дверь. Вслед за ней испарились отец с сыновьями.

После ухода семейства в доме воцарилась тишина. Алекс завалился на диван и уставился в потолок, Светлана ушла в спальню. Ночь прошла на удивление тихо. Но не спали оба. Светлана думала, как жить дальше. Планов хватало, но в каждом что-то не устраивало.

Утром решение не пришло. Рабочий день прошел как во сне. Светлана раздавала какие-то указания, решала насущные вопросы, а про себя постоянно повторяла: «Брошенная, брошенная…» После работы Светлана оказалась в парке, бесцельно бродила по его дорожкам до самой ночи. Домой идти не хотелось, самое ужасное — она боялась увидеть там Томчика.

…Алекс лежал на диване и стонал.

— Что случилось? – испуганно поинтересовалась Светлана.

— Плохо мне.

Светлана моментально забыла про обиду, схватила тонометр и заученным жестом нацепила манжету прибора на руку Алекса. Давление зашкаливало, впрочем, как обычно после бурных возлияний.

Через час после проведенной Светланой терапии — приема таблеток, укола, Алекс слабым голосом прошептал:

— Светка, прости придурка. Ну куда я без тебя? Да ты у меня самая лучшая…