Домой Разное «Мечтала быть милиционером, а теперь рисую»: как татарка Азалия нарушила семейную традицию...

«Мечтала быть милиционером, а теперь рисую»: как татарка Азалия нарушила семейную традицию и путешествует по свету

17
0
Реклама

Наша семья, как и все татары, соблюдает большую часть национальных традиций — приносит жертву по большим праздникам, одевает жениха после свадьбы. Есть и свои собственные, чисто семейные ритуалы — например, сажать лиственницу в честь рождения девочки. Я с удовольствием поведаю об этом и многом другом, а также объясню, почему мы с мужем не называем друг друга по именам, на что я променяла карьеру в судебной структуре и почему хочу жить в доме на колесах.

Исәнме! Меня зовут Азалия Садыкова, мне 30 лет. С интересом читала все материалы, которые выходили в рамках проекта «Одна из нас», и рада поведать, чем и как живут татары.

Я и моя семья с Урала. А если быть точнее — Свердловская область, Красноуфимский район, деревня Средний Бугалыш. Я и сейчас нахожусь здесь — приехала пережидать пандемию коронавируса с мужем и дочкой. А так последние несколько лет жила в Казани, после — немного в Москве. Но обо всем по порядку.

Моя деревня — мой дом родной

Несмотря на то, что это Урал, Средний Бугалыш считается татарской деревней — она расположена на границе с Башкирией (до нее всего лишь 50 км). Рядом с нами есть еще Верхний и Новый Бугалыш и Усть -Бугалыш. В Среднем, Усть и Новом живут татары, а в Верхнем —марийцы. Все мы с разной культурой, традициями и праздниками, но это не мешает нам соседствовать и жить дружно.

Основал деревню Буг Алыш (отсюда и пошло ее название). В переводе с нашего языка Буг — «сильный», Алыш — это популярное татарское имя.

Если не ошибаюсь, то нашей деревне больше 430 лет, и возникла она, когда жители Казани бежали из города, захваченного Иваном Грозным. Так что мои самые дальние родственники в самом прямом смысле являются беженцами. Спрятавшись от гнета царя всея Руси на Урале, они решили осесть здесь навсегда.

Район был хороший, плодородный — именно это место на много лет станет главной торговой площадкой: здесь продавали металл, посуду, меха, рыбу и многое другое. Большим плюсом была река Уфа, на тот момент судоходная.

А вот чего не было, так это мечетей, в которых бы можно было обучать детей, — этим и занялся мой прапрапрадед Биккинин Хорамша хэзрэт. Именно он стал первым муллой в Среднем Бугалыше.

Не посчитайте это громкими словами, но Биккинин Хорамша был выдающимся человеком. К сожалению, за прошедшие столетия его биография стерлась из семейной истории, но я точно знаю, что у него было две жены.

Про кого знаю больше, так это про мою прабабушку Муслиму Хаматьяновну. Как и многие женщины нашего рода, она была учительницей. И жизнь свою связала с учителем, а вернее с директором первой бугалышской школы Хановым Салихом Хафизовичем. Именно там они и познакомились.

Дедушка Салих

В 1939-м прадеда призвали в армию, а в 1941-м пришло известие, что он пропал. Так прабабушка, которую после его ухода из учительницы начальных классов сделали директором, осталась с годовалой дочерью на руках. Грустить и страдать времени не было, да и не в наших обычаях это. К тому же надо было работать — и не только на благо школы. У прабабушки были козы, из шерсти которых она вместе со своими учениками вязала носки и отправляла их на фронт. Чем могли, тем и помогали.

Бабушка Муслима со своими учениками, 1940 год

Многие мои родственники в те годы ушли на фронт. Военное дело — это у нас семейное, наравне с преподавательским. У моего дяди, например, все пятеро сыновей — полковники, некоторые из них герои России, служили в горячих точках. Другой дядя — мамин брат — подполковник авиации, в данный момент находится на заслуженной пенсии. Брат мой младший Азат также решил продолжить этот путь — служит сейчас в Москве, в танковой дивизии.

Как вы понимаете, у меня был выбор — стать учителем или связать свою жизнь с военным делом. Я, с детства представлявшая себя «тетей-милицейским», можно сказать, соединила две эти области: уехала учиться в Екатеринбург, где поступила в институт МВД. После перевелась в Казань и, влюбившись в этот город с первого взгляда, решила там и остаться — закончила учебу и устроилась помощником судьи в Арбитражный суд.

Все резко изменилось три года назад, когда я стала мамой. Пока сидела в декрете, поняла, что хочу заниматься чем-то совершенно иным, и почему-то решила попробовать себя в IT-сфере. Кстати, мой муж оттуда.

«ТЫ МОЯ ЗВЕЗДОЧКА»

За нашу встречу ответственен именно он — увидел меня, влюбился и заставил общую подругу познакомить нас. Случилось это в деревне, куда я приехала на новогодние праздники.

Сразу скажу: мои родители надеялись, что я встречу кого-нибудь в Казани и выйду за него замуж там, но у судьбы были другие планы.

Ленар — так зовут моего супруга — подошел ко мне около сельского клуба и сразу сказал: «Минем Йолдызым» («Ты моя звездочка»)

Первая мысль: какой-то странный… Ну а потом все закрутилось, завертелось. Через 4 месяца он приехал ко мне в Казань (сам тогда жил в Екатеринбурге), и мы начали встречаться.

Признаюсь, замуж я не спешила — наслаждалась своей жизнью и работой. Поэтому его предложение сделать Никах восприняла как шутку. А все оказалось вполне серьезным: с официальным визитом в дом моих родителей, разговором с моим отцом и его вопросом «Согласна ли я выйти замуж за этого молодого человека?»

Насильно бы замуж меня никто не отдал — как сказал тогда папа, «все зависит только от твоего слова». Ну я и ответила «да».

Права была бабушка, когда говорила: ты не будешь знать, когда придет время Никаха, но ты прочувствуешь сердцем, что нашла того самого человека.

У нас Никах проводится только в двух местах: либо в мечети, либо в доме невесты (желательно). Мы выбрали второй вариант.

Сразу обговорили Махр — подарок жениха невесте. Сошлись на кольце.

Главные гости на свадьбе — все самые старые, самые уважаемые члены семей. К ним у нас особый почет. Обязателен мулла, со стороны жениха. Именно он читает Никах.

Люди мы хоть и современные, но соблюдаем все обычаи, в том числе и в выборе нарядов в столь важный день: у невесты он максимально скромный и с покрытой головой, чтобы не было видно ни одной волосинки. У жениха обязательна тюбетейка.

Еда — важная часть любого Никаха. У нас это шулпа (татарский мясной бульон), чак-чак (сладость из теста в меду), который символизирует единство, баранина (мой папа лично зарезал двух баранов на этот семейный праздник). Из напитков — чай или компоты. В день Никаха никому нельзя пить алкоголь и употреблять свинину.

И что самое важное — все блюда нужно обязательно съесть два раза. Все должно быть парное: два бульона, два чая, две порции баранины и т.д.

Еще один обязательный момент — во время готовки еды к столу допускаются только молодые девушки (чистые и непорочные). Из взрослых — лишь те, у кого один брак, крепкий и счастливый. Почему нельзя разведенным или дважды замужним? Потому что для молодоженов это может быть плохим знаком. Им разрешают прибраться после. И они не обижаются.

Татарский Никах — мероприятие долгое: трижды нужно спросить согласие на брак и трижды дать его, дважды съесть все еду… Праздник растягивается на весь день.

К слову, угощения подают тоже особенные люди — не молодые девушки, а уже женщины — «тетушки», за плечами которых один-единственный крепкий брак. Для них даже покупаются специальные фартуки — это своего рода подарок им.

Во время Никаха в доме закрываются все двери, все форточки — чтобы ни одно доброе слово, сказанное жениху и невесте, не улетело.

На следующий день отец молодой жены обязательно топит баню, новоиспеченному мужу выдается полный комплект одежды — от носков до рубашки, а мама жарит блинчики, которые вся семья потом ест с чаем.

НА ПЕРВЫХ ПОЛОСАХ ГОРОДСКИХ ГАЗЕТ

Свадьбу мы сыграли через год — к тому моменту муж переехал ко мне в Казань. Не хотели ничего пышного и торжественного, но неожиданно вмешался случай, а вернее отдел культуры Красноуфимского района.

Им нужна была пара татар, которая женилась в ближайшее время, — этой парой оказались мы.  Так что 25 июня 2016 года один из местных ЗАГСов был открыт только для нас.

Мы даже не знали, чего ждать: нас попросили только приехать в национальных костюмах и пообещали, что это будет весело. Но не сказали, что будет долго! Как и в случае с Никахом, все заняло почти целый день. Самый длительный момент — татарская песня про обручальные кольца «Пар балдаклар», на время исполнения которой нам пришлось растянуть весьма быстрый процесс надевания колец. Но ничего — справились.

По традиции нас встречали с медом, маслом и караваем — чтобы речи были сладкими и мягкими. Обязательно красная дорожка — чтобы жизнь была красивой.

С тех пор живем душа в душу и, к слову, никогда не называем друг друга по имени. В обращении используем только слово Матурым — «красивый». Если же в ход пошли имена — дело плохо, значит, что-то случилось, кто-то обижен.

ЯЗЫК МОЙ — ДРУГ МОЙ

Последние пять месяцев живем в деревне — в условиях пандемии это лучший вариант, если у вас ребенок. Наша дочка говорит и на русском, и на татарском. А я в детстве русский знала очень плохо. Поскольку мама и папа постоянно были на работе, меня воспитывали бабушки. Сразу три!

Именно они занимались моим обучением, моим развитием и говорили со мной только по-татарски. Если я что-то спрашивала на русском,  то сразу слышала в ответ — «Мин сине аңламыйм» («Я тебя не понимаю»). Для чего они это делали? Для того, чтобы я не забывала родной язык.

Бабушка Муслима

Бабушки обязательно учили мусульманским молитвам. Самая главная для меня — после еды сказать спасибо за то, что у нас есть на столе. Без этого нельзя уходить.

 Бабушки всегда держали пост в месяц Рамадан. И я, глядя на них, тоже пыталась, но в силу возраста мне разрешали пить воду, хотя, как известно, запрещено и есть, и пить до захода солнца.

И вот ты весь день терпишь, ждешь ифтар (ужин), чтобы натрескаться, — и потом на столе все самое-самое вкусное: сухофрукты, наваристые бульоны…  Вкусовые ощущения после такого были совершенно другие!

УСТРОИЛИ САБАНТУЙ

Самый яркий праздник, который отмечают в нашей деревне и сегодня, — это Сабантуй.

Сабан — плуг, а туй — праздник — он всегда проходит после окончания пахотных работ. За неделю до этого бабушки и дедушки ходят по домам и собирают «подарки» — кто что может и хочет отдать: платки, яйца, утварь…

Во время Сабантуя устраиваются всячески соревнования, выступления, приезжают знаменитые артисты из Казани.

Всеми любимое развлечение — посмотреть корэш (татарская борьба с применением полотенец). Поистине захватывающее зрелище! Победитель — самый сильный, самый ловкий — получает в подарок большого барана.

Еще одно популярное зрелище — лазание по столбу (примерно, 2,5 метра). Мой младший брат сделал это и получил в подарок петуха!

Азалия с мужем и дочкой

Наша дочка — наша истинная татарочка — обожает проводить лето в деревне. Ей уже три года, зовут ее Ясмина — в переводе с татарского «вечная», «чистая», «лучезарная».

Чтобы дать имя ребенку, мы поехали в мечеть — дочке тогда было всего 7 дней от роду, и она все время плакала. Но как только мулла произнес ее имя, тут же успокоилась. Значит, правильное подобрали!

Момент, когда ребенка нарекают его именем, очень волнительный и особенный — мулла шепчет его в каждое ушко малышу по три раза.

Бабушки и дедушки тоже активно празднуют рождение внуков и обязательно проводят обряд жертвоприношения «Курбаннык» — чтобы жизнь ребенка была легкой. Всю округу угощают мясом, но кости обязательно собирают и закапывают в яму.

У нашей семьи есть традиция — когда рождается дочка, папа сажает лиственницу в месте, где закопаны кости. Теперь рядом с моим деревом растет дерево моей доченьки.

Наша с мужем работа позволяет нам много путешествовать, чем мы и пользуемся — уже объехали половину Европы. Ясмина тоже все время в дороге с самых первых дней своей жизни.

На этот год были большие планы, но все изменила пандемия коронавируса. Впрочем, мы не отчаиваемся — в скором времени отправимся на Кавказ.

«Вместе с дочкой пишем картину в память о путешествии в Италию»

Я — художник (как и мой папа, который отлично рисует, как и моя дочь, которая уже проявляет к этому интерес), не только в душе, но и на деле, а потому мне важно видеть красивую и новую картинку вокруг себя. Люблю свою родину, чту традиции, которые мне привили с детства, учу этому свою дочь, но хочу, чтобы она увидела весь мир, а потому в наших планах — купить дом на колесах и совершить кругосветное путешествие.

Ну и напоследок рецепт нашего национального  Чак-Чака.

Мука — 500-600 гр,

масло сливочное — 150 гр.,

сахар — 150 гр.,

яйца — 5 шт.,

мед — 300 гр.,

жир для жарки (масло растительное) — 300-400 гр.

1. Яйца соединить с сахаром (30 г). Сахар придает тесту при жарке теплый золотистый цвет;

2. Масло растопить на водяной бане и слегка остудить;

3. Теплое (не горячее) растопленное масло добавить к яйцам, перемешать;

4. Просеянную муку понемногу добавить в тесто, сначала добавить 500 гр. муки, затем, если тесто недостаточно плотное, добавить остатки;

5. Замесить тесто из муки, сливочного масла, сахара и яиц — тесто для татарского чак-чака должно быть мягким, но плотным, чтобы с ним было удобно работать. Накройте тесто и оставить его на 15 минут;

6. Тесто руками размять в пласт толщиной 1 см. Нарезать на полосы шириной 1- 1,5 см;

7. Скатать из теста жгутики, диаметром примерно 0,5 см., жгутики получаются довольно длинными;

8. Нарезать жгутики на мелкие кусочки;

9. В  казане, глубокой сковороде или кастрюле с толстым дном нагреть масло, опустить кусочки в кипящий жир, жарить, помешивая, до золотистого цвета (2-3 минуты), затем вынуть;

10. Для приготовления карамели мед влить в кастрюлю, смешать с оставшимся сахаром (120 гр.);

11. На небольшом огне довести смесь до кипения, варить, помешивая, 3-5 минут, сахар должен раствориться, а сама карамель слегка загустеть;

12. Обжаренные кусочки переложить в противень или широкую форму и полить горячим медом, аккуратно, но тщательно перемешать и выложить на блюдо в виде пирамиды.

Приятного аппетита!

Фото: личный архив героини