Домой Разное Шантаж интимными фото, насилие, угрозы: как 10 активисток из Дагестана спасают кавказских...

Шантаж интимными фото, насилие, угрозы: как 10 активисток из Дагестана спасают кавказских девушек в «мире мужчин»

42
0
Реклама

«Сегодня ко мне обратилась за помощью девушка, которую избивает муж. И родители ей не разрешают развестись. Я поговорила с ее отцом и матерью. Оба ответили: »Нам будет стыдно, у нас еще две дочки, которых тоже надо отдавать замуж. А кто их возьмет, если у них сестра разведенная? ». Ее мать даже выдала следующее: »Ну вот я тоже столько лет терпела — не убил же». И вот здесь, конечно, опускаются руки. Мать, которая девять месяцев вынашивала под сердцем своего ребенка, растила столько лет, сидит и говорит: 

«Если даже она умрет, лучше пусть умирает в доме мужа».

Знакомьтесь: Марьям Алиева, основательница и глава движения в защиту кавказских женщин «Марем». Та, которая однажды не стала молчать, понимая, что ее голос могут в лучшем случае не расслышать. В худшем — этого голоса ее могли лишить. 

Правозащитная деятельность Алиевой, автора популярного этно-блога «Дневник горянки» и книги «Не молчи», началась в тот момент, когда ее близкую подругу изнасиловал родственник. Ситуация ее настолько потрясла, что она поняла: эту тему надо поднимать и обсуждать.

«На тот момент, когда это произошло с моей подругой, у меня блог был полностью посвящен этнографии. Я написала пост о случившемся, решила обсудить, хотя я побаивалась, конечно, эту тему затрагивать. Но меня интересовала именно реакцию общества на это. И вот с того момента все и началось. Я не ожидала такую реакцию: было очень много репостов, эта проблема по-настоящему привлекла внимание людей. Посыпалось огромное количество сообщений, писем на электронную почту, в которых девочки стали рассказывать о том, что с ними произошло и как на это реагировали. Девочки хотели, чтобы их услышали, они хотели объяснить», — вспоминает Марьям.

Годами хранят боль в себе

Сегодня движение «Марем» — это десять активисток, среди которых — юристки, психолог, журналистки и блогерши. Все они помогают девушкам, столкнувшимся на Кавказе с тем или иным видом насилия, оказывают им юридическую и психологическую помощь, а также при необходимости эвакуируют из мест проживания. У этого волонтерского движения есть группа в Инстаграме, куда пострадавшие девушки и обращаются за помощью: кого-то изнасиловали из-за короткой юбки, кого-то избил муж за «не такой взгляд», а кого-то просто затравили в Сети, чтобы выбить из жертвы денег. 

Woman.ru удалось связаться с четырьмя активистками и выяснить у них, как на самом деле обстоят дела с положением женщин на Северном Кавказе и как группа «Марем» поддерживает тех, кто попал в беду из-за неравных гендерных прав. 

«Помощь всегда разная. Это где-то медицинская помощь, где-то психологическая, юридическая, где-то просто мы выслушиваем. Очень часто бывает так, что человек хочет, чтобы его услышали, много лет он хранит беду в себе, чтобы в какой-то момент отпустить ситуацию». 

Правозащитница уверена, что проблема сексуализированного насилия не обошла ни одну страну, какой бы современной или религиозной и закрытой она ни была. Но акценты везде разные: «Когда это все происходит на Кавказе, для изнасилованной девушки все может закончиться даже убийством. Травить девушку будут много где, но именно на Кавказе обязательно припомнят, что »твоя, например, прапрабабушка была изнасилована»», — добавляет Марьям.

Истоки подобного отношения берут начало в завышенных требованиях к женщинам на Северном Кавказе: им многое запрещено. И если девушка позволила себе «что-то лишнее», значит, именно она будет повинна в последствиях. К мужчинам традиционно требований меньше. К ним на Кавказе относятся с почтением просто потому, что они мужчины.

Почему всегда «сама виновата»? 

Марьям Алиева объясняет, в чем парадокс того, что против одной женщины-жертвы встает целый мир: «На стороне сильных быть проще. Когда ты на стороне сильных, тебе кажется, что ты с ними, поэтому ты не будешь слабым, тебя не обидят. Человек психологически себя так защищает».

Как бы сильно ни травили в Сети Марьям и активисток «Марем» за то, что они поднимают «постыдные» для Кавказа темы, можно с уверенностью сказать, что на вопросы и проблемы, которые раньше замалчивались, все больше людей стало обращать внимание. К движению начали присоединяться новые люди: общественники, известные спортсмены и полиция. «Сейчас я проще отношусь к травле, так как вижу, что есть результат, я вижу, что больше людей обращаются за помощью, соответственно, больше людей и приходит на помощь. Команда растет», — отмечает Алиева.

Вторая основательница волонтерского движения — главный редактор сайта о положении женщин на Северном Кавказе «Даптар» Светлана Анохина. Журналистка подвергается особой травле просто за то, что уже довольно долгое время открыто выступает против несправедливости в отношении женщин. 

«Я знаю, что я во многом могу быть сильнее, чем мужчины в определенных обстоятельствах. Мужчины прекрасные, но они не командные, они стадные. Они во многом зависят от мнения друзей, джамаата (объединение мусульман с целью изучения ислама — прим. Woman.ru), каких-то своих сообществ. Я этому не подчиняюсь, и мне легче пойти против течения там, где мне кажется это важным», — призналась Анохина.

«Отберут телефон, посадят дома…»

Светлана уверена, что в деле защиты пострадавших женщин не может быть мелочей: сначала надо вытащить жертву из ситуации, в которой она просит о помощи, а потом уже разбираться в том, что происходит в семье.

Говоря о пострадавших от насилия женщинах, журналистка заявляет: «Они сами уйти не могут, им надо помогать. Стараемся, конечно, по возможности искать людей внутри семьи, которые будут на стороне жертвы. Ведь для кавказцев разлучать девочку с семьей — это трагедия. Если хоть какой-то член семьи может помочь, с ним непременно надо наладить связь», — уверяет Анохина.

Девочкам по всему миру страшно признаваться в том, что их изнасиловали. Но на Кавказе это сопряжено еще с тем, что они уверены на сто процентов — их первых обвинят в том, что с ними случилось, будут долго публично мусолить эту тему, разбирать, во что она была одета, где она шла и кому она улыбалась. И первый удар нанесут по ней ее же родственники, уверяет Анохина:

«Они ее запрут, отберут телефон, заставят уйти из университета, с работы, посадят дома и будут считать, что теперь она защищена».

«Если девушка оступилась, ее нужно наказать»

Светлана вместе с остальными активистками также борется с администраторами пабликов, шантажирующих женщин интимными фото. В Телеграме и Вконтакте мошенники могут отфотошопить фотографию любой девушки и опорочить ее на весь город. Чтобы удалить эти снимки, девушки бывают вынуждены платить немаленькие деньги.

Конечно, к родным они обращаться боятся. В полицию — тем более. Таким образом на Кавказе процветает «сетевая мафия», с которой, к счастью, в последнее время начали бороться все активнее. 

«Это целый бизнес. Мужчины, которые так много говорят о кавказской ментальности и традициях, разводят глупых девочек, которые только что осознали свою собственную сексуальность. Разумеется, это очень легкая добыча для шантажистов. Наши мужчины считают, что если девушка оступилась, ее нужно наказать. А как ее наказать? Конечно же требовать от нее сексуальных услуг или денег. То есть, для восстановления нравственности они втаптывают в землю девчонок, которые, по их мнению, позволили себе безнравственность. Вот такой вот забавный парадокс», — рассказывает Анохина. Почему кавказский сегмент этих групп такой огромный? Потому что есть спрос. Девушка в прямом смысле становится объектом охоты.

«Злиться и гневаться — нормально!»

Среди волонтеров группы «Марем», как уже говорилось, имеются и юристы. Одна из них согласилась дать нам комментарий, но предпочла остаться анонимной. Активистка рассказала, в чем конкретно заключается ее помощь: «Я работала с женщинами, пострадавшими именно от физического насилия, и моя помощь чаще всего — это работа в сфере гражданского права, то есть подготовка документов и исковых заявлений для подачи на развод, раздел имущества и взыскание алиментов, заявление о выселении из квартиры заявителя (женщины) ее бывшего супруга, который мало того, что не съезжает, так еще и подвергает ее физическому насилию. Поэтапно это выглядит так: сбор доказательств и свидетельских показаний, назначение экспертизы, подготовка документов, подача иска в суд». 

Психолог из волонтерской группы также рассказала, как у нее происходит контакт с женщинами, попавшими в беду: «На первом этапе беседы с женщинами, пережившими насилие, я создаю безопасное пространство, где они могут выговориться. Я объясняю им, что это нормально — чувствовать то, что они чувствуют, нормально — злиться и гневаться. Работа с жертвами — комплексная и системная. Я имею дело не только с мыслями, чувствами, но и с телом. У многих стерты »личные границы», есть непринятие своего тела, низкая самооценка и суицидальные мысли. В работе я использую символы и метафоры, также занимаюсь с ними арт-терапией. Иногда через образ или рисунок легче выразить свои чувства».

По словам психолога, травма, которую переживает жертва изнасилования, включает нарушения нормального физического, эмоционального, когнитивного и межличностного поведения. 

Известно, что схожая с «Марем» волонтерская группа есть и в Ингушетии. Называется она «Что хочу сказать, Мадо». Активисты этого сообщества начинали с поста в Фейсбуке, потом создали Телеграм-канал, и вот сравнительно недавно они так же, как и девушки из «Марем», начали оказывать помощь попавшим в беду девчонкам.

Волонтеры пытаются донести до кавказского общества то, что у женщин тоже есть права, что в насилии виноват всегда только насильник, которому не нужно искать причины для того, чтобы испортить жизнь потенциальной жертве.

Никто не в праве применять по отношению к девушке силу, не в праве давить стыдом и виной, принуждать к тому, чего она не хочет. А как донести до мужчин и женщин то, что пока еще не совсем укладывается в их голове? Открыто обсуждать темы, которые раньше успешно замалчивались. У волонтеров «Марем» это получается.

Фото: Getty Images, @marem_group, @dnevniki_goryanki_/Instagram