Домой Разное «В отсутствие сладкого ели зубную пасту и мыло»: бывшие гимнастки откровенно рассказывают...

«В отсутствие сладкого ели зубную пасту и мыло»: бывшие гимнастки откровенно рассказывают о страхах, комплексах и цене красивого шпагата

21
0
Реклама

Алина Кабаева, Ирина Чащина, Ляйсан Утяшева… Список можно еще долго продолжать, и эти имена будут знакомы даже тем, кто бесконечно далек от мира художественной гимнастики. Этими красавицами восхищаются, им подражают, такими, как они, мечтают стать многие маленькие девочки, только пришедшие в спорт. А для родителей это особый повод для гордости — многие грезят о том, что именно их дочь будет стоять по струнке на пьедестале в статусе новой олимпийской чемпионки.

То, что гимнастика — один из тяжелейших видов спорта, предполагающий запредельный уровень дисциплины и физической подготовки, легко догадаться.

Но далеко не все имеют представление, через какие конкретно испытания и трудности проходят спортсменки, чтобы добиться даже среднего результата — не говоря уже о выдающемся. И, хотя художественная гимнастика по уровню трамвоопасности существенно отличается от спортивной, боль, отчаяние, страх и слезы становятся частью повседневной жизни.

О неочевидной стороне этой «медали» Woman.ru  решил поговорить с гимнастками. Спортсменки честно рассказали свои истории — на условиях анонимности. Некоторые признались, что и до сих пор не готовы вытаскивать из закоулков памяти отдельные эпизоды — как и ворошить собственные переживания, которые эхом отзываются и во взрослой, уже далекой от профессионального спорта жизни.

Елена, 29 лет, мастер спорта России:

Художественная гимнастика — это не только красота, грация и пластика. Я занималась этим видом спорта 10 лет и мне есть, что рассказать.

Для того, чтобы добиться малейшего результата, я тренировалась по 6 часов в день, 6 дней в неделю, и лишь один день был выходной. Не каждый взрослый выдержит такой график, что уж говорить о детях.

Вместо летних каникул и моря у нас было совсем другое развлечение — спортивные сборы с тремя-четырьмя интенсивными тренировками в день. И весь этот день мы вдобавок были «под колпаком». Главный «грех» — переесть, поэтому тренер следил за каждым съеденным кусочком. По итогу зачастую мы держались на овощном салате и компоте, а растущий организм был в непрекращающемся состоянии голодовки. Это не могло не отразиться и на фигуре…

Как только я ушла из спорта, за полгода поправилась на 10 кг. У многих девочек такая же история.

Ушибы, растяжения, боль — всего этого было немало. Решающей для меня стала травма спины: сначала я выбыла из тренировочного процесса на полгода, а когда вернулась, то поняла, что не могу выдерживать полноценной нагрузки. Кстати, и сегодня спина напоминает о себе, хотя прошло много лет.

Мне очень повезло с тренером, она была с нами строга, но справедлива. И никогда не позволяла себе унижать и оскорблять нас  — все объяснялось доходчиво, неизменно уважительно. Несмотря на то, что не все воспоминания можно назвать приятными, я считаю гимнастику  школой жизни. Она воспитала во мне выдержку, терпение и характер, а также дала много друзей, с которыми мы близки по сей день.

Но своего ребенка знакомить с миром художественной гимнастики бы не стала: сегодня все вышло в коммерческое «русло». Даже слезы и боль ничего не дадут,  обязательно нужны неплохие вложения родителей. Так, например, каждый купальник стоит 25 тысяч и выше, а их надо 2-3. Да и тренеры порой так жестоки, что врагу не пожелаешь — не то, что собственному ребенку.

Карина, 25 лет, мастер спорта России, тренер по художественной гимнастике

12 лет я профессионально занималась гимнастикой, и вот уже 5 лет я работаю тренером, поэтому этот вид спорта для меня не просто хобби — он неотъемлемая часть моей жизни.

Самое главное в гимнастике — это не только природные данные (хотя и без них никуда), но еще и личность тренера.

Мне в этом плане попалась, кажется, самая человечная из всех возможных. Для нее здоровье детей было на первом месте. Но, скажу прямо, таких в наше время было немного. Многие были нацелены лишь на результат, и абсолютно неважно, какой ценой он достается. Скольких девочек «сломал» такой непрофессиональный подход — не сосчитать.

Без трудностей, конечно, не обошлось: многочасовые тренировки, усталость…

Многие думают, что самое тяжелое в этом спорте — растяжка, и отчасти это так. Но мало кому известно, что при отработке каждого элемента с предметом (булава, мяч, лента, обруч) — мы получали куда больше травм. Это только со стороны кажется, что подкинуть и поймать булаву можно играючи, а на самом деле, это были такие ушибы и шишки…

Ведь падала она порой с приличной высоты, и, как вы понимаете, не раз. А стоит ли говорить про обруч? Мы, правда, трагедии из этого никогда не делали — поплакали и пошли отрабатывать дальше.

Конечно, все зависит от характера. Многим девочкам тяжело давались тренировки, кто-то бросал спорт на полпути, кого-то выбивали из колеи соревнования — нечестное судейство и в нашем виде спорта, к сожалению, не редкость.

Я сегодня как тренер стараюсь давать детям не только свои знания, но и человеческое отношение. Всегда нахожусь на связи с родителями и иду навстречу. И вижу, что мой подход дает не худший результат, чем муштра.

Алина, 30 лет, мастер спорта России

На гимнастику меня еще ребенком отдали родители, и ходила я туда совсем без восторга. В первое время растягивали так, что слез не хватало, иногда до травм. Но без этого в «художке» — никуда. Вся пластика и элементы строятся только на растяжке.

Я попала в тот самый коллектив, где было 30 девчонок абсолютно разных возрастов, и все мы были «подающие надежды», так что, можно сказать, конкурентки. Тогда я впервые в жизни столкнулась лицом к лицу с тем самым женским коллективом, где было все: от грязных сплетен до доносов тренерам.

Гимнастику могу сравнить с армией и не только потому, что там железная дисциплина. У нас была и коллективная ответственность, и даже своего рода «дедовщина»: любая старшая девчонка легко могла отобрать твою еду или «сдать» тебя за то, что ты отдыхаешь лишнюю минуту.

Тренер была жесткой: не обходилось без оскорблений, унижений и перехода на личности. Многие из тех, кто занимался, теперь живет с кучей комплексов и страхов. Ведь нам, молодым девчонкам, каждый день говорили, какие мы «толстые коровы» и «неумехи». А детскую психику и веру в себя подорвать несложно. Некоторые до сих пор очень ранимы и неуверены в себе.

Во время сборов ели мы мало и редко — это значительно усложняло бы процесс многочасовых тренировок, а вот голод был жуткий: хотелось всего и сразу.

Конфет там было не найти, поэтому многие искали сладкое в совсем неожиданных местах: кто-то с удовольствием ел детскую зубную пасту, а одна девочка даже отгрызла кусок земляничного мыла (пахло оно и вправду очень аппетитно).

Свою дочь в гимнастику никогда не отдам: знаю, какой ценой там достаются результаты. Хорошо, если обойдется только травмами. Куда хуже, если пострадает психическое здоровье, ведь на его восстановление могут уйти годы.

Ольга, 29 лет, мастер спорта России, тренер по художественной гимнастике

В гимнастику пришла в 5,5 лет, осознано и не по настоянию родителей. Увидела выступление по телевизору, беззаветно влюбилась в этот вид спорта, так и осталась там на 12 лет.

Спорт научил меня не только навыкам и силе воли, а еще таким качествам как командное чувство и дисциплина.

Помню, как мы готовились к соревнованиям целый месяц, тогда это казалось вечностью. Нас держали в строжайшем режиме как дня, так и питания. Не секрет, что гимнасткам можно без ограничений только воду, и то не перед соревнованиями.

Поэтому, когда к нам приезжали родители, мы, конечно, рады были видеть их, но еще больше — еду. Тренер все прекрасно понимала и сразу забирала весь провиант себе, но мы были весьма изворотливы. Вся «запрещенка» закапывалась с другой стороны лагеря под деревом. Достать ее потом была та еще задача: пока одни девочки занимали тренера, другие добывали провизию. Делилось все по граммам, съедалось за секунду, и это был самый настоящий праздник живота! Но весы потом предательски выдавали все наши похождения. Приходилось наматывать круги вокруг того же лагеря под надзором тренера. 

Мы всегда страшно завидовали «обычным» детям, которые могли, не задумываясь и не осознавая, какое это счастье, съесть конфету.

В художественной гимнастике тренировки часто сопряжены с болью и травмами. Надрывы, разрывы связок — этим нас совсем не удивишь. Конечно, как и в любом другом профессиональном спорте, не обходилось без жесткости и даже жестокости. Мой опыт — не исключение. И то, что вчера тренер тебя похвалил (а такое бывало нечасто), совсем не значит, что ты завтра не попадешь под его праведный гнев.

В наше время был очень шаблонный подход и даже «золотой стандарт» того, как должна выглядеть гимнастка. Нас всех загоняли именно в эти рамки, не обращая никакого внимания ни на физиологические особенности, ни на природные данные.

Сейчас для меня как для тренера это кажется абсолютно неприемлемым. Я стараюсь раскрыть каждую девочку и ее индивидуальность, без «жести». Я достаточно строгий тренер, требовательна даже к малышам. Но понимаю, что хорошего результата можно добиться, не унижая и не оскорбляя. Все мы разные, поэтому я против шаблонов и рамок, только за здоровый спорт.

Фото: Getty Images, PhotoXPress.ru