Домой Здоровье Николай Кривонос – о злокачественных новообразованиях головы и шеи

Николай Кривонос – о злокачественных новообразованиях головы и шеи

76
0
Реклама

Злокачественные новообразования головы и шеи — одни из самых опасных и тяжелых видов опухолей, но сегодня их научились успешно лечить. О том, что представляет собой эта группа заболеваний, современных подходах к диагностике и терапии, «Московской медицине» рассказал заведующий отделением опухолей головы и шеи ГКБ имени братьев Бахрушиных ДЗМ, врач-онколог, кандидат медицинских наук Николай Кривонос.

Опухоли головы и шеи — разнородная группа доброкачественных и злокачественных заболеваний, которые объединены, прежде всего, принципом локализации. К ней относятся злокачественные новообразования губы, различных отделов полости рта (щек, языка, дна полости рта, десны, твердого и мягкого неба.), гортани, глотки, полости носа, придаточных пазух и среднего уха. В нашу компетенцию также входит лечение опухолей щитовидной железы, слюнных желез и злакачественныхпоражений кожи.

В последнее десятилетие, за исключением рака губы, по всем этим нозологиям отмечается серьезный рост заболеваемости. Лидируют опухоли кожи лица и шеи (базальноклеточный, плоскоклеточный рак, меланома). Также отмечается рост числа пациентов с раком щитовидной железы: в данной группе заболеваемость выросла практически в полтора раза. Многие злокачественные опухоли головы и шеи обладают высоким индексом метастазирования, растут достаточно быстро — в течение нескольких месяцев у большинства пациентов отмечается кратное увеличение опухоли. Но есть и такие опухоли, которые растут очень медленно, редко дают метастазы и часто бывают случайной врачебной находкой. Например, базальноклеточный рак, или папиллярный рак щитовидной железы. Словом, не существует общей, схожей картины заболевания и прогрессирования. Все очень индивидуально.

Опухоли головы и шеи составляют 5 % всех злокачественных новообразований, чаще встречаются у людей старшего возраста, однако единичные случаи встречаются и у молодых людей. Вероятность заболеть у мужчин несколько выше, чем у женщин. Среди основных факторов риска — курение, злоупотребление крепкими спиртными напитками, причем при совместном влиянии этих двух факторов вероятность развития заболевания многократно повышается. Инициировать развитие опухолевого поражения также может жевание растительных смесей (нас, бетель).

Среди других причин: вредные условия труда (влияние асбеста, различных смол), хроническая травматизация слизистой оболочки полости рта (острыми краями зубов, протезами), некоторые вирусные инфекции. Доказанным этиологическим фактором в развитии рака орофарингеальной локализации, является инфицирование полости рта вирусом папилломы человека 16 типа. Длительное употребление горячей пищи и напитков еще один из значимых факторов, который может способствовать развитию опухоли.

Чем раньше диагностировано заболевание, тем успешнее оно поддается лечению

В онкологии существует прямая корреляция: чем раньше диагностировано заболевание, тем успешнее оно поддается лечению. Большинство онкопатологий головы и шеи относится к опухолям визуальной локализации, однако в 50 — 60 % случаев пациенты обращаются к врачу на поздних стадиях заболевания, когда нередко уже имеется запущенный распространенный опухолевый процесс и метастатическое поражение. И это ситуация характерна не только для нашей страны, но и в целом для всего мира. Столичным департаментом здравоохранения многое делается, чтобы переломить ситуацию. В частности, ежегодно проводятся мероприятия в рамках Европейской недели ранней диагностики рака головы и шеи. В этой акции могут принять участие все желающие, она включает доклинический осмотр у профильного специалиста-онколога, при необходимости применяются методы инструментальной диагностики. Мы постоянно участвуем в этих мероприятиях, и в нашей практике были случаи, когда в ходе осмотра удалось обнаружить опухоли кожи и щитовидной железы.

Определяющим при выборе тактики лечения является морфологическая верификация опухолевого процесса. При подозрении на злокачественное поражение, берется биопсия или соскоб для проведения гистологического и цитологического исследований, которые подтверждают или опровергают предварительный диагноз. В некоторых случаях для диагностики проводится полное удаление опухолевого поражения. В сложных ситуациях, когда опухоль неясного генеза проводится иммуногистохимическое исследование.

Современные возможности ультразвукового и эндоскопического исследований, компьютерная и магнитно-резонансная томография, а также методика позитронно-эмиссионной томографии позволяют с высокой точностью проводить дифференциальную диагностику между опухолевыми и неопухолевыми поражениями и определять распространенность опухолевого процесса.

Наше отделение является структурным подразделением многопрофильной больницы, и в этом большой плюс.

Мы сотрудничаем с врачами из химиотерапевтического и радиологического отделений, в больнице имеется мощная патоморфологическая служба. Все это позволяет проводить замкнутый цикл лечения в условиях нашего стационара. Лечебную тактику определяет онкологический консилиум. Если принято коллегиальное решение о необходимости хирургического вмешательства, получено согласие пациента, мы начинаем готовить его к операции. Объем и планирование вмешательства оценивается индивидуально, с учетом рекомендаций, обследования и стадии заболевания. Очень важно на дооперационном этапе сделать все необходимое для того чтобы утвердиться в диагнозе. И, конечно, личный опыт хирурга, его чутье, также имеют определяющее значение в этом плане.

В отделении проводится весь спектр хирургических вмешательств при опухолях головы и шеи, в том числе в рамках высокотехнологичной медицинской помощи с применением различных методов реконструктивно-пластической хирургии, электрохирургической и волновой хирургии. Ежегодно у нас проходят лечение около 1,5 тысяч пациентов со злокачественными новообразованиями и около тысячи пациентов с доброкачественными патологиями. Выполняется порядка 600 реконструктивно-пластических операций, а также типовые вмешательства: тиреоидэктомия, тиреоидэктомия с лимфодиссекцией, резекция щитовидной железы, ларингэктомия, удаление опухоли глотки и полости рта, паротидэктомия и другие.

Бывают ситуации, когда проведенные методы инструментальной диагностики, пункционная биопсия не дают четкого понимания структуры опухоли. К нам на лечение поступает много пациентов с плеоморфной аденомой околоушной слюнной железы. При этой патологии предоперационная диагностика иногда бывает затруднена. Операция удаления новообразований слюнных желез требует тонкого знания хирургической анатомии и особенностей техники ее выполнения. Так, при удалении опухолей околоушной слюнной железы необходимо выделение и сохранение лицевого нерва. С учетом онконастороженности обязательным компонентом после проведения операции является получение данных гистологического заключения с полной морфологической характеристикой удаленной опухоли и рекомендациями о необходимости дальнейшего лечения. Рецидивы после хирургического лечения случаются редко, но риска нельзя исключать. В течение пяти лет после операции пациенты находятся на динамическом наблюдении в онкодиспансере. Но и наши двери для них всегда открыты, они могут получить консультацию, пройти осмотр, и если обнаруживаются какие-то проблемы, мы решаем их собственными силами.

Стоит обращать внимание даже на небольшие проблемы: воспаление в ротовой полости, появление язв, красных и бледных пятен во рту, осиплость голоса, заложенность носа.

Такие симптомы, как боль при глотании в области глотки, языка, уха, чаще всего носят односторонний характер. Опухоль на шее, вздутие, «шишка», как нередко говорят больные, также может быть «тревожным звонком» в отношении развития опухолевого заболевания. Дополнительными специфическими симптомами являются кровохарканье, неприятный запах из-за рта, шумное, затрудненное дыхание. Однако наличие всех этих признаков не повод для паники. Но если жалобы не проходят в течение трех и более недель, боль не уходит — это прямой повод обратиться к врачу. Лучше исключить онкопатологию, чем обнаружить ее слишком поздно. Мы все, каждый из нас, должны нести ответственность за свое здоровье.