Домой Еда Ученые нашли ген, от которого толстеют

Ученые нашли ген, от которого толстеют

101
0
Реклама

Ученые Кембриджского университета окончательно доказали, что склонность к полноте заложена в человеке на генном уровне. И что теперь нам с этим делать?  

Исследовательская группа Кембриджского университета под руководством профессора Инес Баросо проанализировала геном более 150 тысяч человек  и вычленила последовательность шести вариантов генов,  которые ассоциируются с увеличением индекса массы тела (ИМТ) — стандартным медицинским показателем, который рассчитывается по соотношению веса и роста. Ранее учеными уже высказывались предположения, что склонность к полноте имеет генетическую природу. Революционность открытия Инес Баросо в том, что для своих исследований она собрала самую многочисленную группу испытуемых, к тому же в нее  входили не только люди с избыточной массой тела (как это было в ранних работах на ту же тему), но и те, кто никогда не испытывал такой проблемы. Оказалось, что указанные гены в определенной цепочке взаимосвязей встречаются у 79% полных испытуемых, и только у 20% стройных. 

То, о чем мы и так догадывались, оказалось реальностью: пока один человек толстеет только от взгляда на пончики, другой может уплетать их дни напролет и не прибавить ни грамма. Но не спешите ритуально сжигать абонемент в  спортзал и вставать под знамена радикального бодипозитива. Все не так просто. Конечно, заложенную в нас программу изменить нельзя. Но все-таки 20% худышек, которые носят в себе «гены полноты»,  стали исключением и не пошли по пути набора лишних килограммов. Ученые тщательнейшим образом исследовали параметры жизни этих «счастливчиков» и оказалось, что секрет прост: они вели здоровый образ жизни, потели в спортзалах, занимались бегом и ставили себе разумные ограничения в еде. Кстати, среди них не оказалось ни одного анорексика или человека с прочими нарушениями пищевого поведения. То есть генетика в данном случае —  вовсе не фатум, а лишь приговор для склонных к полноте людей работать над собой в разы больше, чем прирожденные стройняшки. 

А как же  21% испытуемых, которые по задумке природы не имели склонности к избыточному весу и все-таки вошли в клуб толстяков? Тут тоже нет ничего мистического. Генетики подчеркивают, что склонность к «алиметарному» (пищевому) ожирению может быть не только генетической, но и приобретенной: мозг может запустить команду к накоплению лишних килограммов как команду SOS, в ответ на сильный стресс, тяжелую болезнь, гармональный срыв. Кстати, «гены ожирения» взаимодействуют с теми же зонами мозга, которые могут и самостоятельно запустить механизм набора веса. 

Но, быть может, вредоносные гены можно взять и отключить, тем самым сделав всех людей идеальными? Генетики не рекомендуют. Потому что каждый ген (а тем более целая последовательность генов) отвечает не за одну, а сразу за несколько заложенных в нас программ.  Возможно, пытаясь «отключить» склонность к ожирению, мы заодно «убьем», например, способности к изучению языков или музыке или, того хуже,защиту от виросов или вовсе блокируем целые участки мозговой активности. Пока точного ответа на вопрос, за что еще отвечает цепочка «генов полноты» у ученых нет, есть лишь предположение, что они могут быть связаны с абстрактным мышлением и умением чувствовать вкус. 

Расшифровать весь функционал того или иного гена  наука пока не способна. Но применить на практике  революционное открытие генетиков возможно уже сейчас. Например, в недалеком будущем могут быть созданы генетические тесты для выявления предрасположенности ребенка к ожирению еще в утробе матери, что потом поможет скоординировать его физические нагрузки и систему питания. Создание новых препаратов, способных на генетическом уровне регулировать аппетит и стимулировать  метаболизм, потребует гораздо больше времени. Профессор Баросо подчеркивает, что подобные лекарства нуждаются в длительных  клинических испытаниях, поскольку вся полнота последствий их применения может быть понятна только через несколько десятилетий.  Так что пока корретировка нашей генетической программы остается сюжетом для научно-фантастических романов.